03.10.2013
03 Окт 2013

Люди из стали. Часть 13: Бартоломеу Диаш

Началом эпохи Великих географических открытий большинство историков считает осень 1492 года, когда Колумб достиг острова Сан-Сальвадор на Багамах. Но, как минимум, одно чрезвычайно важное, судьбоносное для Европы открытие было сделано за пять лет до этого. И, не случись его, судьбы многих первооткрывателей, включая, кстати, и Колумба, могли сложиться совсем по-другому. Появление на карте южной оконечности Африки — мыса Доброй Надежды, стало своего рода толчком к освоению европейцами всего земного шара. Оно изменило не только географию мира, политические расклады и экономические связи в Европе, но главное — оно изменило сознание людей и их представление о собственных возможностях, о своей роли в мире. Человеком, сделавшим это открытие, был португальский моряк Бартоломеу Диаш, и именно ему мы посвящаем очередной выпуск нашего совместного со «Штандартом» проекта «Люди из стали».

Люди из стали: Бартоломеу Диаш, серый кардинал Великих географических открытий.

Это было время, когда корабли строились из дерева,
а люди, ими управлявшие, были выкованы из стали.

Dias2О происхождении Бартоломеу Диаша сегодня неизвестно практически ничего — даже дата его рождения остается загадкой. Некоторые историки считают его потомком Жуана Диаша и Диниша Диаша — представителей первого поколения португальских первооткрывателей. Так или иначе, жил наш герой во второй половине XV века.
Как выглядел мир в глазах его обитателей в это время? Более или менее ясные географические представления у людей имелись относительно Европы и Ближнего Востока. Где-то за странами последнего находилась Индия, в которой золото валяется под ногами, пряности растут как сорняки, а люди там — с собачьими головами. За ней — Китай, где из золота сделано уже буквально все (кроме одежды — она из шёлка), а еще восточнее — остров Чипангу (Япония), но про него неизвестно вообще ничего, потому что там никто никогда не бывал. В Африке, южнее средиземноморского побережья, начинались безграничные пустыни, населённые людьми без голов и с лицами на груди. Выжить в песках категорически невозможно, да и плавание на юг вдоль атлантического побережья Африки подобно самоубийству. Южнее мыса Бохадор (еще римлянами объявленного краем света), согласно рассказамсуеверных моряков, дуют ветра неимоверной силы, а океан населен чудовищами. Научный взгляд, опиравшийся на труды античных авторов, был ничуть не оптимистичней — согласно одной точке зрения, Африка была лишь мысом огромного необитаемого материка, а, если верить другой, южная граница у нее все-таки существует, но достичь ее нереально, потому что ближе к экватору температуры воздуха такие, что океан кипит.

antique-map-manuscript-pen-14065155

И вот, на самой западной границе этого мира находилась Португалия, отрезанная от восточных торговых путей и потому активно пытающаяся найти к ним альтернативный путь — вокруг, Африки, например. От достижения этой цели зависело, возможно, само существование страны, и на организацию картографических экспедиций на юг и на запад тратились огромные ресурсы, а «первооткрывательство» было весьма распространенной профессией среди португальского дворянства. Уже в 1434 году Жил Эанеш со спутниками, среди которых был, кстати, Жуан Диаш, обогнул запретный мыс Бохадор, а 10 лет спустя Диниш Диаш продвинулся существенно южнее, открыв Зеленый Мыс, самую западную точку Африки. В итоге во времена Бартоломеу Диаша португальцы уже твердо знали, что мир больше, чем считали древние римляне, что в центральной Африке есть не только пустыни, и что живут там обычные люди, хоть и чернокожие. Более того, в 1482 году наш герой (вместе с еще двумя начинающими мореплавателями — Христофором Колумбом и Диогу Каном) принял участие в экспедиции Диогу де Азамбужа в Гвинейский залив, вплотную приблизившись к экватору, и… так и не увидев кипящего океана. Но вопрос о конечности африканского континента и возможности обогнуть его с юга по-прежнему оставался открытым, и от него, по-прежнему, зависело будущее королевства, не имевшего своего выхода к Средиземному морю.

417px-Padrão_Descobrimentos_May_2010-23 февраля 1488 года два корабля Бартоломеу Диаша, после долгого шторма и двух недель скитания в океане, бросили якорь в бухте, которую португальцы назвали гаванью пастухов — нынешнем заливе Моссел, в двухстах милях к востоку от мыса Доброй Надежды. Продвинувшись еще восточнее, до устья нынешней Грейт-Фиш, Диаш обратил внимание, что африканский берег начал загибаться к северу. Здесь он установил памятный крест — падран, обозначавший права Португалии и католической церкви на открытые земли — этот крест был обнаружен археологами в XX веке, что позволило установить крайнюю точку путешествия Диаша. Проход в Индию был открыт, а на обратном пути первооткрыватель описал Мыс Доброй Надежды — южную оконечность Африки (по его представлениям), к которой португальцы стремились 70 лет.

Возвращение Диаша в Лиссабон и его доклад королю произвели эффект разорвавшейся бомбы — и это при том, что и доклад, и сам факт возвращения экспедиции португальцы пытались засекретить. Мир оказался не просто больше, чем казалось европейцам предыдущего поколения — он стал огромным. А главное — долгие путешествия по нему стали реальностью. Экспедиция Диаша продлилась рекордные 16 месяцев, и все его корабли благополучно вернулись домой. Характерная для эпохи Возрождения вера в безграничность человеческих возможностей получила очередное подтверждение. Португалия открыла для себя потенциальную золотую жилу — морской путь в Индию, чем подтолкнула конкурентов (главным образом, Испанию) к поиску новых земель и альтернативных путей в Азию.

Bartholomew Diaz on his Voyage to the CapeЗа последующие после возвращения Бартоломеу Диаша двадцать пять лет мир изменился до неузнаваемости, как изменилось и сознание живущих в нем людей. Португалия стала крупнейшей мировой державой, политические и экономические интересы европейских монархий распространились на весь земной шар, размер флотов Испании, Англии, Португалии, Франции увеличился в несколько раз, a для моряков, купцов и солдат долгие путешествия стали нормой. А главное — были открыты Америка, Тихий Океан, исследован восточный берег Африки, Индия, Мадагаскар, Индонезия. До путешествия Диаша новые земли, сказочные страны и долгие плавания были чем-то мифическим. После его плавания десятки и сотни европейцев бросились «за горизонт», навстречу неизвестному — находить, открывать… Интересно, что к плаваниям многих своих «последователей» португалец имел непосредственное отношение.

В плавании Диаша сопровождал Бартоломео Колумб — брат знаменитого генуэзца, а на приёме по случаю возвращения экспедиции присутствовал и сам будущий первооткрыватель Америки. Для братьев успех плавания Диаша означал две вещи — во-первых, они поверили в свои силы. Во-вторых, потеряли потенциального спонсора. Португальский король, узнав о существовании южного пути в Индию, отказался спонсировать поиски сомнительного западного, и итальянцы покинули Португалию. Христофор отправился к испанскому двору, а Бартоломео — пытать счастья в Англии. В итоге испанцы, стремившиеся не отстать от Португалии, оказались расторопнее. ship2Первой экспедицией, отправившейся по следам Диаша и достигшей индийского берега, командовал Васко да Гама, но вот консультантом и ответственным за строительство кораблей для нее стал сам Бартоломеу. Первооткрыватель мыса Доброй Надежды вновь отправился в путь в составе экспедиции Педру Кабрала, которая должна была повторить путь Да Гамы. Это плавание стало для Диаша последним — 20 мая 1500 года он погиб вместе со своим кораблём у берегов Бразилии, только что открытой им и его спутниками, во время шторма. В этой же экспедиции принимал участие и брат Бартоломеу Диаша — Диогу, который впоследствии первым опишет Мадагаскар и нанесет на карту Аденский залив. Напрямую или опосредованно, но Диаш внес свой вклад во многие великие открытия, сделанные после него, и всю эпоху Великих Географических открытий можно, пожалуй, назвать его наследием — не только идеологическим, но и личным.

1024px-Lisboa-Padrão_dos_Descobrimentos-WindroseВ августе 1487 года Бартоломеу Диаш покидал Лиссабон, идя навстречу неизвестности, не представляя, что его ждет, и суждено ли ему будет когда-нибудь вновь увидеть родной берег. 16 месяцев спустя он вернулся сюда — живой легендой, победителем, человеком, изменившим судьбу своей страны и всего мира, на которого с восторгом смотрели Колумб и Кабрал.

Материал подготовили
Саша, волонтер «Штандарта»
Даня, компания «Полветра»

Основная цель проекта «Люди из стали» — образовательная, и мы, команда «Штандарта» и компания «Полветра», поддерживаем и приветствуем распространение выпусков нашей исторической серии на других онлайн-ресурсах и сайтах. Тем не менее, этот проект авторский и уникальный, и мы просим упоминать его создателей при копировании этих материалов и давать ссылки на оба источника — polvetra.ru | shtandart.ru. Спасибо!

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий