29.10.2013
29 Окт 2013

Люди из стали. Часть 16. Жан де Бетанкур

Рубеж XIV и XV веков в Европе был переходным периодом между Средними веками и наступающим Возрождением. Герой сегодняшнего выпуска «Людей из стали» был ярким и, по-своему, типичным представителем этого времени. С одной стороны, Жан де Бетанкур стал первым мореплавателем, организовавшим последовательные исследование, покорение и колонизацию новых для европейцев территорий. С другой, он совсем не планировал ничего открывать, и сам себя видел исключительно рыцарем, идущим в Крестовый поход и несущим истинную веру язычникам, — а никак не исследователем или первооткрывателем. Вместе с нашими друзьями со «Штандарта» мы решили рассказать об этом уникальном человеке — первом мореплавателе-исследователе и, пожалуй, последнем крестоносце в истории Франции.

Люди из стали: Жан де Бетанкур — рыцарь-исследователь

Это было время, когда корабли строились из дерева,
а люди, ими управлявшие, были выкованы из стали.

bethЖан де Бетанкур, сеньор Гренвиль-ля-Тентюрьер, Сен Мартен ле Гаяр, Сен-Сер, Ленкур, Бивиль, ле Гран Кенэ и Аклё, родился в 1362 году в Нормандии. Бетанкур принадлежал к древнему знатному роду, был состоятелен, владел мануфактурами и землей в Нормандии и в Париже, имел влияние при дворе — то есть совсем не был похож по своим исходным данным на путешественников и мореплавателей грядущей эпохи. Пожалуй, он был даже немного старомоден для своего века — ему грезились знамёна Крестовых походов прошлого, слава завоевателя и сражения за веру. Именно зов крови потомственного рыцаря толкнул его на собственный поход — Бетанкур просто не мог смириться с мыслью о спокойной жизни, обеспеченной, размеренной и — бесславной. В 1401 году он продал свой дом в Париже и вложил вырученные деньги в организацию морской экспедиции на Канарские Острова. О загадочных островах, лежащих в Атлантическом океане к востоку от Африки, ходили легенды; об обитающем там диком народе гуанчи было мало что известно, но Бетанкур верил, что может донести до островитян мудрость Библии и обратить их в католическую веру.

Bethencourt-2Однако, считать нормандского дворянина просто честолюбивым романтиком было бы неверно, ибо присутствовал в его планах и очень практичный расчёт. Из отрывочных описаний арабов, генуэзцев, португальцев и испанцев, успевших к тому моменту побывать на Канарах, Жан де Бетанкур знал об удивительном плодородии островов, которые, по его замыслу, могли стать новым источником сырья для принадлежавших его семье текстильных и красильных мануфактур.

В процессе подготовки экспедиции в Ла-Рошели Бетанкур встретил рыцаря Гадифера де Ла Салля — искателя приключений и единомышленника, ставшего впоследствии другом и верным помощником нормандского барона. Бетанкур и Гадифер приобрели корабли и наняли команду из 280 человек, к которой присоединились два священника-францисканца, позже описавшие завоевание и крещение Канар.

Набрать команду для путешествия в неизвестные земли было нелегким делом. Матросы боялись «моря кромешной тьмы» и населявших их, согласно рассказам очевидцев, чудовищ . Во время стоянки экспедиции в Кадисе, последней перед выходом в океан, часть команды взбунтовалась и покинула Бетанкура. Удвоив жалование оставшимся на борту, 1 мая 1402 года француз вывел свои корабли из Кадиса и взял курс на Канары.

Canarien

Освоение архипелага началось с острова Грасиоса (нынешний Лансероте). Вождь местных гуанчей («король Грасиоса», как называл его Бетанкур) принял европейцев радушно, и, впечатленный их оружием, согласился перейти вместе со своими людьми в подчинение Бетанкуру и Гадиферу, — как друг, а не как подданный. В ответ французы обязались оберегать и защищать туземцев и основали на острове первую крепость.

В 1402 году, оставив Гадифера и большую часть команды на о. Грасиоса, Бетанкур вернулся в Испанию. Использовав свое имя и связи, он добился в Севилье аудиенции у кастильского короля Генриха III. Бетанкур преподнес ему Канарские острова как подарок, – и получил в обмен на присягу титул короля Канарских островов. А в довесок — новый корабль, команду, оружие и припасы.

В отсутствие Бетанкура план мирного освоения острова (а именно таким его видел нормандский барон) потерпел крах. Бертен де Берневаль, один из офицеров экспедиции, обманом пленил группу гуанчей, продав их позже в рабство, что привело к конфликту между туземцами и европейцами. В результате последовавшей войны сотни гуанчей были уничтожены, а немногие оставшиеся сдались и приняли крещение.

1420Вернувшись на Канары после года отсутствия, Бетанкур приступил к освоению других островов. Делать это ему пришлось без своего соратника Гадифера, руководившего экспедицией, пока нормандец был в отлучке. Ла Салль считал, что и он заслужил титул и владения на открытых островах, и покинул «короля Канарских островов», когда тот отказал ему в этом праве. К 1405 году Бетанкур полностью подчинил себе остров Фуэртевентура и привез на архипелаг первую группу переселенцев из Нормандии — земледельцев и ремесленников. Француз продолжал верить в мирное сосуществование гуанчей и европейцев и, покидая свои владения, наказывал подданным: «Повелеваю вам как можно вернее следовать обычаям Франции и Нормандии как в правосудии, так и в других делах, которые вы посчитаете необходимыми осуществить. Поэтому я прошу и обязываю вас жить, насколько это возможно, в мире и согласии, и любить друг друга, как братья; прежде всего я взываю к благородным мужам – не завидуйте друг другу. Ведь я определил для каждого, что ему делать; эта страна достаточно велика; не ссорьтесь между собой, будьте как родные друг для друга, помогайте друг другу. Я могу сказать вам только одно, но самое важное: да будет мир между вами, и всё осуществится к общему благу». В конце 1405 года Жан де Бетанкур покинул Канарские острова, оставив наместником своего племянника Масио, и больше никогда не возвращался в свое королевство. Его мечтам о мирном заселении архипелага не суждено было сбыться — в последующие 150 лет европейцы полностью уничтожили коренное население Канар, и сегодня мы практически ничего не знаем о языке и культуре гуанчей. Справедливости ради, надо отметить, что в течение 45 лет после появления на Канарах нормандского короля туземцы и французские колонизаторы действительно жили в мире. В 1448 году, через 23 года после смерти дяди, Масио де Бетанкур продал острова португальцам, и именно с их приходом (которому не обрадовались ни французы, ни гуанчи) на Канарах началось кровопролитие.

Королевство Жана де Бетанкура просуществовало недолго, да и размеры его не впечатляют — француз сумел колонизировать лишь три острова архипелага, так и не высадившись на крупнейших — Тенерифе и Гран-Канарии. И тем не менее, именно оно стало первой настоящей колонией европейцев за пределами Старого Света — и, возможно, последней, которая на протяжении 40 лет не знала истребления или порабощения коренного населения.

Материал подготовили
Женя, волонтер «Штандарта»
Даня, компания «Полветра»

Основная цель проекта «Люди из стали» — образовательная, и мы, команда «Штандарта» и компания «Полветра», поддерживаем и приветствуем распространение выпусков нашей исторической серии на других онлайн-ресурсах и сайтах. Тем не менее, этот проект авторский и уникальный, и мы просим упоминать его создателей при копировании этих материалов и давать ссылки на оба источника — polvetra.ru | shtandart.ru. Спасибо!

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий