05.09.2013
05 Сен 2013

Люди из стали, специальный выпуск: Наследие первооткрывателей

В рамках совместного сo «Штандартом» информационного проекта «Люди из стали» мы рассказываем о великих мореплавателях прошлого – их судьбах, путешествиях, сделанных ими открытиях. Эти люди изменили мир, и неудивительно, что их истории постепенно превратились в легенды, а их имена, выражаясь современным языком, стали «брендами», — зачастую, очень успешными. Сегодняшний выпуск посвящен наследию первооткрывателей.

caddy

Люди из стали. Специальный выпуск. Восьмициллиндровый Ла Саль и внуки адмирала Дрейка.

8267860Чтобы найти имена первооткрывателей, не нужно лезть в учебники истории или энциклопедии. Каждому из нас доводилось держать в руках глобус или рассматривать карту мира – и нет, пожалуй, лучшего памятника «людям из стали». Мореплаватели не стеснялись наделять открытые ими земли собственным именем. А в тех случаях, когда стеснялись, на помощь приходили благодарные потомки, и сегодня острова, горы, реки, города, страны и целые материки хранят в своих названиях память о великих путешественниках минувших столетий. Америка, Колумбия, Тасмания, острова Кука – для нас это, в первую очередь, слова, прочитанные еще в детстве на карте мира, и только потом – имена первооткрывателей. В алфавитном указателе атласа Северной Америки есть полтора десятка Шампленов и Ла Салей, и, проезжая через эти города, многие не задумаются о происхождении их названий. А ведь есть еще улицы и площади, реки и каналы, мосты, шоссе, железные дороги, аэропорты. Наследие первооткрывателей повсюду – надо лишь внимательно взглянуть на карту или очередной указатель на дороге.

surcoufВ честь мореплавателей называют корабли во всем мире. Это логично и правильно. Рекордсмены здесь – пираты. Во французском военном флоте вот уже 155 лет постоянно присутствует корабль, носящий имя Робера Сюркуфа. Всего их было уже пять, и последний заступил на службу сравнительно недавно – в 1996 году. А Кораблей Ее Величества (официальное наименование всех военных судов Великобритании), названных в честь Дрейка, было аж 19 – первый был спущен на воду еще в 1653 году, последний – в 1915. Был свой «Шамплен» в составе канадских ВМС, и «Ла Саль» – у американцев. Среди современных кораблей, названных в честь великих мореплавателей, преобладают военные бронированные махины, но встречаются и парусники. Едва ли не самый знаменитый из них — «Хуан Себастьян Элькано«, четырехмачтовая баркентина, один из трех крупнейших учебных парусников современности, уступающая лишь флагманам российского парусного флота, тоже, кстати названным в честь мореплавателей-исследователей – «Седову» и «Крузенштерну». «Элькано» находится в лидерах не только по размеру, но и по возрасту – судну недавно исполнилось 85 лет, и за эти годы оно прошло сотни тысяч миль. Одних только кругосветок в истории корабля, названного в честь мореплавателя, первым обогнувшего Землю, – десять, и это абсолютный рекорд среди учебных парусников.  В военном флоте Испании есть несколько парусных судов, на которых проходят практику будущие морские офицеры, но попасть именно на «Элькано» считается большой удачей и честью.

Двадцатый век, сделавший маркетинг наукой, а рекламу — искусством, окончательно превратил имена первооткрывателей в бренды. Счет ресторанов, отелей и компаний по продаже любого рода услуг и товаров, которые используют в своих названиях и рекламных кампаниях образы мореплавателей прошлого, идет на тысячи. Найти хоть какую-то связь между деятельностью этих организаций и персонажами, которые стали их символами, зaчастую не представляется возможным. Звукозаписывающая студия «Ла Саль» или всем известная «Kоламбия Пикчерз» – яркие тому примеры.

1927 LaSalle Ad-03Нередко случается так, что бренд полностью заслоняет собой образ человека, давшего ему имя, обретая собственную жизнь, становясь культом. В 1927 году компания Дженерал Моторс запустила в производство автомобиль “Ла Саль”, получивший восьмицилиндровый двигатель и увеличенный бензобак, – машину, в которой, согласно рекламе, можно было с комфортом преодолевать большие расстояния, и которая смотрится одинаково уместно на улицах европейских городов и на американском бездорожье. Благодаря революционному дизайну (его автор, Харли Эрл на следующие 30 лет станет самым востребованным дизайнером автомобилей в США) и грамотно проведенной рекламной кампании “Ла Саль” практически мгновенно стал культовой машиной. И несмотря на то, что марка просуществовала только до 1941 года, память о ней живет до сих пор. “Ла Салям” посвящают песни, их владельцы объединяются в клубы и проводят собственные гонки и автопробеги, а Дженерал Моторс каждые 5-10 лет выпускает смелые концепт-кары под этим названием. “О Господи, наш Ла Саль был великолепен! Вот это было время!” – эта фраза из популярной в США в 70-х годах песни «Вот это было время» («Those were the days») прекрасно характеризует популярность автомобиля и то ностальгическое чувство, которое испытывают американцы при упоминании “Ла Саля”. За пределами США эта модель мало кому известна, зато всем знакомо другое детище Дженерал Моторс ­­– Кадиллак. Мало кто знает, но и этот культовый автомобиль был назван в честь исследователя Америки и, кстати, младшего современника Рене-Робера де Ла СаляАнтуана Ломе де Ла Мот-Кадильяка, основавшего в 1701 году город Детройт.

oscar1Многие из мореплавателей Эпохи великих географических открытий были по характеру авантюристами. И среди их потомков находились люди похожего склада, которые использовали имена первооткрывателей для собственного обогащения – не всегда законного. Американец Оскар Харцель в 20-х и 30-х годах XX века положил легенду о наследстве Фрэнсиса Дрейка в основу аферы, которая вошла в историю США как одно из так называемых “идеальных преступлений”. В основу предприятия легла выдуманная история о сказочном наследстве английского пирата (в разное время Харцель оценивал его в 20 и даже 100 миллиардов долларов), которое осталось невостребованным с самого момента его смерти. Авантюрист собрал и обучил команду помощников, которые путешествовали по Соединенным Штатам под видом наследников Дрейка и убеждали местных жителей помочь – естественно, финансово, – в деле обретения законного наследства. Заставить правительство Великобритании вернуть деньги потомкам пирата можно только через суд, а услуги хороших адвокатов стоят недешево. Любому согласившемуся помочь обещалось сказочное вознаграждение – каждая вложенная тысяча после победы в суде должна была вернуться в виде миллиона. Сам Харцель играл роль адвоката и координатора судебного процесса. Он уехал в Лондон, где жил на широкую ногу, периодически отсылая на родину выдуманные (а с воображением у афериста все было хорошо) отчеты о ходе тяжбы, которые распространялись среди “вкладчиков”, поддерживая их веру в успех. Из докладов следовало, что Харцель регулярно встречается с королем, выступает в Парламенте, и судьба денег Дрейка вот-вот решится, а проволочки в деле связаны, главным образом, с постоянно вскрывающимися подробностями в завещании пирата – наследство сэра Фрэнсиса постоянно оказывалось еще больше, чем “адвокат” рассчитывал. Помимо денег и драгоценностей наследники должны были получить 22 лондонских квартала, доки “Канард” в Ливерпуле, бескрайние секвойные леса в Орегоне, хлопковые плантации в Египте, а также все железные дороги американских северо-западных штатов.

oscar2За 13 лет, которые продолжалась афера Харцеля, на его счет поступило, по разным оценкам, от 20 до 100 миллионов долларов – колоссальные деньги для Америки начала XX века. Пик пришелся на годы Великой Депрессии – доведенные до отчаяния люди готовы были верить во что угодно и отдавать последнее ради надежды на обогащение. Даже регулярные опровержения самого факта существования наследства, которые распространялись британским посольством в США, никого не останавливали. На родине Харцель был объявлен в розыск, однако в Лондоне он был в безопасности, так как не нарушал никаких законов Великобритании. Красивая жизнь Оскара Харцеля закончилась в январе 1933 года, когда он был выслан из Великобритании с уникальной для местного делопроизводства формулировкой: “в связи с тем, что господин Харцель не занимается никаким общественно-полезным делом и не ведет никакого бизнеса, его дальнейшее пребывание на территории Великобритании не представляется целесообразным”. На родине аферист попал в тюрьму, и позднее – в психиатрическую лечебницу, где и умер через 10 лет. Интересно, что деньги на его счет продолжали поступать и тогда, когда лже-адвокат находился за решеткой, а самые активные из примерно 100 000 вкладчиков Харцеля устраивали митинги в его поддержку, считая его заключение в тюрьму операцией британской разведки. Афера с выдуманным наследством Дрейка печально закончилась для своего организатора, но денег ему успела принести, возможно, больше, чем сам английский пират успел нажить за все время своей морской карьеры.

К счастью, наследие первооткрывателей в наше время не ограничивается рекламой, маркетингом, и историями афер и махинаций. Люди по-прежнему восторгаются историями мореплавателей и находят в них источник вдохновения. Великие путешественники прошлого смотрят на нас с картин, появляются на страницах книг. О них снимают кино, и – так же, как и 500 лет назад, – им посвящают песни. И сегодняшний выпуск мы хотим завершить именно песней, первые слова которой – “I have a job – I explore” – можно вложить в уста практически любого героя нашего проекта. Канадская группа Tragically Hip посвятила эту песню Жаку Картье.

Материал подготовили

Даня, компания “Полветра”
Ира, жена Дани из компании “Полветра”

Основная цель проекта «Люди из стали» — образовательная, и мы, команда «Штандарта» и компания «Полветра», поддерживаем и приветствуем распространение выпусков нашей исторической серии на других онлайн-ресурсах и сайтах. Тем не менее, этот проект авторский и уникальный, и мы просим упоминать его создателей при копировании этих материалов и давать ссылки на оба источника — polvetra.ru | shtandart.ru. Спасибо!

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий